“ЭТО АРМЕНИЯ – И ТОЧКА”

15 лет назад, 21 июня, оборвалась жизнь одного из лучших сынов нации – кавалера Боевого Креста I степени РА и НКР Леонида АЗГАЛДЯНА

Прожив всего полвека, он шагнул в бессмертие, заняв достойное место в армянском Пантеоне славы, став образцом высочайшей нравственности, мужества, высоты духовной чистоты.

Он безгранично любил свою Родину, которая не ограничивалась для него контурами современной Армении. Для него Родиной были все земли, которые с древних времен согреты армянским духом, проникнуты творческой и созидательной деятельностью армянина. Освобождая Арцах, он мысленно освобождал Карин и Ван, Карс и Ани, любил повторять: “Не верьте, если вам скажут о моей гибели. Я умру под стенами Стамбула”. Его великой мечтой было вернуть утраченные предками земли, создав мощную страну, в которой “народ воспрянет и навсегда займет достойное его место”. . . Путь к этой заветной цели прокладывала победа в Арцахской войне.

Что Арцахское движение неизбежно перерастет в вооруженную борьбу, он предвидел еще в самом начале Движения, и пока республика бурлила митингами, он предпринимал реальные шаги, считая, что, “размахивая руками и произнося речи, страну удержать невозможно”. А когда события стали накаляться, Азгалдян одним из первых ринулся на защиту Арцаха. Уже в начале 1990г. он оказался в эпицентре событий. Таких представителей интеллигенции, как Леонид Азгалдян, его соратник Владимир Балаян, блестящий ученик Давид Сарапян – легендарный Дэв, были единицы. Как истинные интеллигенты, они не остались в стороне, когда народу грозила смертельная опасность. Глубоко осознавая всю степень этой опасности, Азгалдян говорил: “Здесь решается вопрос существования нации. . . Геташен, Шаумян, Арцах, Зангезур – это открытые двери нашей Родины, и над ними нависла угроза уничтожения. Вот почему ни в коем случае нельзя допустить потери ни пяди земли. . . “

В феврале 1990г. из разрозненных отрядов фидаинов Азгалдян создает Армию независимости, которая через год вырастает в Армию освобождения. Благодаря его умению объединять людей здесь сражались лучшие сыны Арцаха, Армении, Спюрка. Война удивительным образом раскрыла редкий военный талант Азгалдяна. Поразительно, как Леонид, будучи блестящим ученым-радиофизиком, не имея ни военного образования, ни опыта военных действий, оказавшись в экстремальной ситуации, смог за короткое время создать военную структуру, на которую военным ведомствам понадобились бы годы. Тщательно изучив труды профессиональных военных, он как истинный ученый отобрал и использовал все лучшее. Для описания его методов командования, воспитания бойцов, ведения боя потребовался бы внушительный том. Такой книги, к сожалению, нет, тогда как она могла бы стать ценным учебным пособием для подготовки солдат и офицеров национальной армии, и тогда новое поколение получило бы хороший урок: вот что значит быть настоящим солдатом, истинным командиром не потерпевшей ни одного поражения армии.

В эту армию стремились вступить очень многие – быть солдатом Азгалдяна было чрезвычайно почетно. Однако слишком жесткими были установленные им критерии отбора, учитывающие не только физические, но и моральные качества человека. Важно было не только пройти отбор, но и “удержаться” у Азгалдяна: не каждому бойцу было под силу выдержать установленный им строгий порядок (пить и курить было категорически запрещено) и ежедневную тяжелую физическую подготовку, включающую 10-километровый бег по горной местности. 50-летний командир не только проводил эти занятия, но и выполнял все наравне с бойцами и даже превосходил многих молодых.

И строгая дисциплина, и тяжелые тренировки не были самоцелью. Главным для него было свести до минимума человеческие потери. Много пота – мало крови, считал он, и эта мудрость подтверждалась фантастическим фактом: у него в самых жестоких боях было потеряно 4 бойца, но и это он считал недопустимым. Каждый боец был ему дорог, и каждую потерю он глубоко переживал, а потому со скрупулезной тщательностью готовился к каждому бою. Он просчитывал множество вариантов боя и безошибочно выбирал самый эффективный, каждому бойцу досконально объясняя все детали боя.

Он проявлял поистине родительскую заботу о бойцах, делил с ними все тяготы солдатской жизни, никогда не позволяя себе ни особой пищи, ни особых условий. Застав случайно заснувшего на посту солдата, он не будил его, а сам становился вместо него на пост.

“Я не генерал, – говорил он о себе, – я капрал”. Но точнее было бы сказать, что он был и капралом, и генералом, но не тем генералом, который командует издалека, – он всегда был впереди, вел бойцов в бой, вселяя в них своей львиной отвагой боевой дух, который, как он считал, был самым мощным оружием.

Конечно, бойцы боготворили своего командира. Он обращался к солдатам на вы, они же называли его “парон Леонид”, и это звучало как высокий титул, соответствующий его благородному образу. А благородство это проявлялось во всем – и в его аристократической мужественной красоте, и в его гордой осанке, и в его имени, под стать которому он был величествен и храбр.

Не менее значительной была и его фамилия, содержащая в себе корень “азг”, – самое святое для него понятие. “Ни пяди земли не должно быть потеряно, – говорил он. – Это Армения, и точка”. Эти знаменитые слова Азгалдяна стали девизом для его армии и для всей нации. С этими словами азгалдяновцы шли в бой за своим легендарным командиром и побеждали. 27 побед и ни одного поражения – таким был блестящий путь, пройденный его армией. Он шел от пограничных деревень Вардениса до Ноемберяна, Ерасха и оттуда через Корнидзор, Шаумян, Мартакерт. Треть территории Арцаха удерживала его армия, и ни один вражеский танк не пересек границу этой территории. Но триумфальное шествие прервал скорбный и роковой июнь 1992г. В бою за село Чайлу пал Владимир Балаян, а 12 дней спустя близ села Тамнашен погиб Леонид Азгалдян – его жизнь оборвала подлая пуля снайпера.

Его гибель стала поистине всенародной скорбью. Его гроб несли представители шести разных партий, понимающих, что личность такого масштаба, как сказал Нжде, “не в силах вместить даже самая мощная общенациональная партия”. Народ осознавал невосполнимость потери. . .

Казалось бы, деятеля такого масштаба должны были посмертно наградить всеми высокими регалиями, его именем должны были быть названы, например, улицы в Армении и Арцахе. В действительности не все так. 2007 год знаменателен как год 15-летия со дня гибели и 65-летия со дня рождения Леонида Азгалдяна. Но Леонида Азгалдяна до сих пор не удостоили высокого звания национального героя РА. . .

Эвелина Мелкумян
http://www.golos.am/index.php?option=com_c…9&Itemid=41